Вилле Хаапасало, лепешка с сыром, сулугуни Valio, хачапури по-фински

Valio выпускает сыр сулугуни для хачапури Вилле Хаапасало

Кондитерские Общество
  •  
  •  
  • 8
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    8
    Shares

Финский актёр Вилле Хаапасало («Особенности национальной охоты») в июне 2020 года встал за прилавок ларька на пристани в Пуумале (Финляндия) и за 68 дней продал 25 тысяч лепёшек с сыром.

Издание «Фонтанка» застало Вилле в его ларьке и расспросило о его решении торговать непривычной для финнов выпечкой.

— Почему ты начал с Пуумалы — понятно. Здесь у тебя дача, хотя квартира в Хельсинки. А почему ты построил именно здесь несколько лет назад дачу? Ведь родительский дом в Южной Финляндии?

— Здесь самые красивые места в Финляндии. Это небольшое село — 2 200 человек, и 3 000 километров побережья, считая все озёра.

— Итак, за прошлый год ты продал в Пуумале 25 000 хачапури…

— Да, один, с одного ларька.

— Примерно по 300 в день. Отличный бизнес.

— Нормальный. Сейчас у меня 25 ларьков по всей Финляндии.

— И ресторан в Хельсинки. Но это было ещё до прошлого года.

— Да. А хачапури — это просто в связи с пандемией.

— А сколько ты уже продал за этот год?

— Это надо в бухгалтерию залезть.

— Теперь же твои хачапури и в магазинах продаются.

— Да, и появляются хачапури не только с сыром, но и с мясом.

— Почему в Финляндии хачапури вдруг стало жутко популярным? Как ты понял, что тут это пойдет?

— Это пойдет везде. Самое сложное, когда выходишь на рынок с новым продуктом, — как сделать так, чтобы о нём все узнали. Тут мне очень помогла пандемия. Прошлое раннее лето, никто не знает, что делать, все сидят по домам. А я решил использовать этот момент — начал давать интервью, в которых рассказывал, что сижу без работы…

— Да, я читал в финской прессе про безработного актёра, который стал делать хачапури.

— Ну, грустная история. И я решил открыть хачапурную. Сперва обзвонил все наши пекарни, с тем, чтобы делали они — я покажу как, — а я буду продавать. Все отказались. Тогда я залез в Интернет и нашел всё о пекарнях. Там же нашел подержанное оборудование. Собирался продать за лето 2 000, в идеале — 5 000, а вышло 25 000. Потом я понял, что если один могу продать на 350 000–400 000 евро, то глупо это бросать. Дальше мы заключили договоры с магазинами.

— То есть у тебя производство, которое делает продукт на всю сеть?

— Да, у меня в Пуумале огромная пекарня, которая может производить до 10 000 в день. Но сперва самая главная проблема была с сулугуни. Нам делали сулугуни в Эстонии, но они не могли производить столько, сколько нам надо. И сейчас мне делает сыр Valio.

— Valio стал делать сулугуни специально для тебя?

— Я и говорю. Полгода их уговаривал, и вот теперь они делают мне сулугуни. Пробные партии долго готовили. Причём минимальная пробная партия Valio — это 48 000 литров молока. Сейчас уже делаем большие партии.

— Сколько из 48 000 литров получается сыра?

— 5 тонн сулугуни. Летом чуть побольше, зимой чуть поменьше.

— Сколько стоило открыть бизнес? Как это решается здесь? Ты вот пришёл в муниципалитет, сказал «я хочу открыть бизнес».

— Арендовать на лето вот такой участок под ларёк, это недорого.

— А какие ещё согласования нужны?

— Разрешение от надзора, который здоровьем занимается. По-русски не знаю как…

— Роспотребнадзор?

— Ну типа да, сложное слово. Вот и всё. Нас было сначала в пекарне двое — я и выходец из Грузии, а потом мы поняли, что не справляемся. У нас же прошлым летом каждый рабочий день завершался тем, что закончились хачапури. То есть я продал бы ещё больше. Автобусами ездили люди сюда за 400 километров. Люди приезжали поддержать. Они говорили — мы гордимся, что ты не попросил поддержки у государства, просто взял и сделал что-нибудь.

— Это очень крутой пример на самом деле.

— Очень многие люди говорили «я даже не знаю, что ты продаёшь, мы просто приехали поддержать». Я вот 13 месяцев уже ничего, кроме этого, не делаю.

— Твой грузинский ресторан в Хельсинки — это продолжение той истории, которую ты неоднократно рассказывал, как в девяностых годах в Ленинграде познакомился с какими-то грузинами, у которых столовался?

— Это реально та история. В 1991 году, когда приехал в Ленинград, а я мясо не ел, — было очень тяжело найти хоть чего-нибудь без мяса. Я просто наткнулся на такой типа подвал — как потом оказалось, там обитала, если так можно сказать, грузинская мафия, и они там что-то готовили для себя. Бабушка готовила. Я просто по нюху туда пришёл. Там я попробовал первый раз лобио и хачапури. Потом приходил туда почти каждый день. Тогда же талоны были на продукты, а я даже не понимал, что это такое. Я думал, что бесплатно дают продукты в магазинах, а в магазинах ни черта не было. Тогда я решил, что, если когда-нибудь что-нибудь буду делать в ресторанном мире, это будет грузинское.

— Ты говорил про себя, что ты ленивый человек, но ленивый так не сможет.

— Я могу себя заставлять, если надо. Если нужды нету, я ни черта не буду делать. Могу лежать на траве — и всё. Но если надо, буду работать. Меня надо заставлять. Я сам могу себя заставлять, или другие люди должны заставлять.

— Когда последний раз удавалось лежать на траве и ничего не делать?

— У меня последний выходной был в мае. Тогда ещё травы не было.

— Подожди, если ты сам с утра до вечера круглые сутки без выходных, притом что мог бы нанять сколько угодно работников, — тебе просто нравится?

— Моё присутствие в наших ларьках — это наша рекламная акция. Я понимаю, что должен разрекламировать продукт так, чтобы каждый финн его знал.

— То есть ты сейчас круглый год здесь?

— Нет, я последний год ездил по всей Финляндии. У меня сперва пять ларьков было. Мы всю зиму катались по стране…

— Они работают круглогодично?

— Да. Весной, ранней весной, я из одного ларька в Ювяскюле продал за день 1 450 хачапури. За 7 часов.

— Невероятно.

— Вот поэтому у нас сейчас большие планы. За лето мы ничего не успеем. Есть большие планы, мы развиваемся, будем ещё расти и расти.

— Надо в Петербург идти.

— Думаем, но в России сложнее, потому что там хачапури везде есть. Поэтому там, я думаю, что в другую сторону буду двигаться.

— В России зарегистрирован товарный знак «Вилле Хаапасало» на производство продуктов, в том числе колбасы. Что там с колбасой твоего имени?

— Продукты есть, огурцы, а колбасы нет. Есть линия продуктов: салат из огурцов, маринованная свёкла нарезанная. Это та же компания, которая для меня производит огурцы, которые я продаю в Финляндии. У меня же в магазинах есть и аджика, томатный соус, капуста.

— Производят в России?

— Да.

— А продаёшь ты в Финляндии?

— Да. Оттуда же мы привозим сюда. Огурцы продаём. Ну, у меня много всего, сейчас водка со смолой пойдёт в Россию, такой смешной скандинавский напиток.

Источник: fontanka.ru

Метки